Самый длинный день
Брестская крепость драма, военный. Россия, 2010. Режиссер: Александр Котт

Режиссер: Александр Котт
В ролях: Алексей Копашов, Андрей Мерзликин, Павел Деревянко, Александр Коршунов, Евгений Цыганов, Юрий Анпилогов, Кирилл Болтаев и другие.

Десятилетний Саша Акимов живет и учится в Бресте: он играет в военном оркестре, ругается со старшим братом и любит лейтенантскую дочку Аню. А через пятнадцать минут после знакомства со зрителем наступает 22 июня 1941 года, и юному Саше отводится горькая роль рассказчика о первой маленькой победе советской армии в Великой Отечественной. Ради этой победы, не буквальной, но значительной, был загублен целый дивизион, хаосом и страхом во время жатвы фашистской авиации разделенный на мелкие группы. Невольные руководители таких групп – лейтенант Кижеватов, комиссар Ефим Фомин, майор Петр Гаврилов, капитан Иван Зубачев, – не зная обстановки, были вынуждены ежечасно посылать своих бойцов на гарантированную пулю в лоб ради призрачной надежды на прорыв. В течение месяца в казематах Бреста погибли почти все участники обороны, добровольно сдав свои семьи в плен, но не утратив веру в то, что умирают не просто так.

Александр Котт снял по-настоящему сильное и страшное кино, наконец явив нам великую войну, обещанную самопровозглашенным пророком от кинематографа всея Руси еще в прошлом году. «Брестская крепость» идет по шагам многочисленных документальных сводок, скрупулезно вырисовывая каждую историческую деталь и имея под собой единственное художественное украшение – особую позицию рассказчика. Других режиссерских изысканий в картине не имеется, что превращает ее в натуральный фильм ужасов, в котором не было необходимости придумывать серийных убийц и чудовищ, а единственным источником вдохновения являлся государственный архив.

Из архивных документов, со слов ветеранов-очевидцев, из других полезных источников безликий окровавленный подвиг жителей Бреста обретает вполне человеческие формы – засыпанные копотью от двухтонной бомбы тела, усталая щетина на щеках Петра Гаврилова, дуло пистолета под шеей лейтенанта Почерникова, обугленное тело отца, который ложится на гранату ради спасения сына. Всё, на что не способен Голливуд в своих лучших драматических традициях, расцветает ярко-алым цветом в «Брестской крепости», которая предпочла стать братской могилой, а не фашистской территорией.

– Я много раз представлял себе войну. Но я не представлял себе войну.

Человеческое лицо трагедии справедливо задвигает на последний план государственные меры сорок первого и отношение советской власти к своим героям. В центре внимания – добровольное трезвое решение всех защитников идти до конца, принятое под безответный стук связиста: «Я крэпост, я крэпост…». Они – крепость, и они наверняка понимали, что смогут ею остаться только в одном случае.

О мертвых – либо хорошо, либо ничего. Суждение такого же толка можно выразить в отношении картины Александра Котта – вряд ли кому-то придет в голову издевательски ликовать, когда в кадр случайно попадает новый город, трупы шевелятся, а декорации под бутафорскими взрывами складываются как картон. Под давлением увиденного зрителю ничего не остается, кроме как захлебнуться чужим, далеким во времени горем, которое в какой-то момент бесцеремонно становится горем личным, испепеляющим наше невежество, цинизм, осуждающим повальную мизантропию, за много лет жизни под мирным небом ставшую нормой поведения.

«Брестская крепость» – неаккуратный «лобовой» фильм, однако превосходный урок истории для всех, кому ненароком показалось, что у России будущего нет. Обратное легко доказывается успешным выходом военного кино из кризиса, усугубленного михалковщиной, и тем, что мы живы.

Благодарим за сотрудничество «СИНЕМА ПАРК».

Надежда СЛАДНИКОВА, специально для afisha.93.ru
Просмотров: 63229